Покров Небесный – самая высшая безопасность

Проповедь протоиерея Александра Абрамова в праздник Покрова Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии.
Покров Небесный – самая высшая безопасность

В продолжение пути их пришел Он в одно селение; здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой; у нее была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его. Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне. Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее.

Лк. 10: 38—42

Когда же Он говорил это, одна женщина, возвысив голос из народа, сказала Ему: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие! А Он сказал: блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его.

Лк. 11: 27—28

Всякий почти раз, когда совершается празднование Божией Матери, мы слышим Евангелие о Марфе и Марии. И еще два стиха из 11-й главы Евангелия от Луки — о том, как какая-то женщина из народа говорит Спасителю: «Блаженно чрево, носившее Тебя, и грудь, от которой Ты питался». А Он на это отвечает: «Намного блаженней слышащие слово Божие и хранящие его».

Мы по собственной жизни можем сказать, что очень редки у нас мгновения, когда мы блаженны. Счастливы и безмятежны. Все время возникают те или иные обстоятельства, которые заставляют нас нервничать, раздражаться, пытаться уберечь свой мир, растрачивая его. И редко-редко мы сосредотачиваемся. Редко-редко и на поверхности, и внутри нас все хорошо и спокойно.

И вот здесь есть трагическая вилка. Спаситель говорит: Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его. Слово Божие мы слышим, от нас это не отнято. Мы можем слышать его в храме, есть Священное Писание, есть масса толковательной литературы. Никто не скажет, что мы лишены слова Божьего. И в то же время мы не блаженны. Мы редко счастливы до конца. Значит, суть этой вилки в том, что мы слово Божие слышим, но не храним его. Не соблюдаем и не поступаем в соответствии с ним. Оно для нас не является абсолютным. Мы оказываем знаки внешнего почитания Священному Писанию, но в ситуации выбора — свой ближайший интерес и то, что сказал по этому поводу Христос, — мы самоубийственно выбираем свой ближайший интерес. И вся наша жизнь становится опытом выбора собственных ограниченно понятых интересов.

Мы не даем себе труда попытаться чуть-чуть заглянуть за горизонт, где открывается иная перспектива, счастливейшая, блаженнейшая. Мы не видим дальше своего носа. А надо всматриваться, стараться думать духовным умом. Может быть, Христос нам Свою волю не навязывает, а пытается уберечь нас от бесконечной череды ошибок? Видя, как мы разбегаемся, чтобы врезаться лбом в стену, Он говорит нам: «Ты подожди разбегаться, сейчас будет стена». А мы говорим: «Нет никакой стены, мы знаем, куда бежать». Дело хозяйское, конечно. Но тогда не надо Господа обвинять в разрушении наших лбов.

Мы праздник Покрова празднуем как воспоминание о Той, Которая слово Божие слышала и хранила его. Для Нее хранение заповедей Божиих и следование им было не чем-то внешним и мучительным, а внутренней потребностью, как дыхание. Человек говорит: «Я забыл помолиться». Звучит нонсенсом для христианина, как если бы: «Я забыл подышать». Это же естественно должно быть.

И мы празднуем день Покрова как день Той, Кто учит нас защитить собственную жизнь, жизнь близких не через бесконечное стремление к внешней безопасности: обезопасить жилище, активы, обезопасить неясным способом родных, — а самой высшей безопасностью, Покровом Небесным. В этот день, я думаю, как в линзе собираются и дни памяти различных икон Божией Матери, в которых Она Себя являет, чтобы нас уберечь.

Все будет упираться в одно. Ты веришь в то, что они — Царица Небесная и святые угодники — могут тебя защитить? Или ты на всякий случай поставишь еще две железные двери, сигнализацию, договоришься с полицией? Тот, кто верит, что Покров Божией Матери его убережет, может жить в доме, стены которого сделаны из газеты, и ничего не случится.

Священное юродство доброты

В день Покрова Пресвятой Богородицы архимандрит Савва (Мажуко) размышляет о том, почему на Руси  этот праздник так почитаем.
Священное юродство доброты

Архимандрит Савва (Мажуко)

Мне рассказали историю, которая произошла в наше время на глазах у миллионов зрителей. Это был выпуск новостей египетского телевидения, прямой эфир. Популярный телеведущий вёл обычную новостную программу и привычно сообщал об очередном убийстве христиан в одной из отдалённых деревень. Это уже так часто случалось, что перестало быть сенсацией. Поэтому действовали по классической схеме: зачитать текст, связаться с корреспондентом на месте, бегло опросить очевидцев. Но в этот раз журналистам удалось подвести к камере мать убитого юноши-христианина, и в типичном сюжете появилась острота! У женщины было всего несколько секунд, чтобы высказаться в эфире, и ей было что сказать:

– Сегодня у меня убили сына! Тот, кто это сделал – где-то рядом и, может, даже слышит меня в эту минуту. Хочу ему сказать: сынок! Я знаю, как тебе тяжело, с каким грузом на сердце ты ходишь, и я хочу, чтобы ты знал: я тебя прощаю!

Что бы вы почувствовали, окажись в этот миг перед экраном? Совсем других слов ожидал зритель, и даже ведущий не был готов к такому повороту: взрослый мужчина, опытный журналист, он расплакался прямо перед камерой, причитая: «Что за люди эти христиане? Откуда в них столько доброты?»

Когда мы сами свидетельствуем о своей вере, это красиво и достойно.

Когда о нашей вере свидетельствуют люди внешние, свидетельство обретает небывалый вес.

Исламского журналиста поразила эта неземная доброта и милосердие, которое невозможно, неестественно для обычной земной женщины, и только христиане, настоящие ученики Христа, способны нести такое всесокрушающее свидетельство.

Нас окружает такое облако слов, идей, образов, что порой и не пробиться сквозь него, чтобы понять, за кем идти. Вот в такие времена нужны свидетели подлинного христианства, апостолы доброты и всепрощения. А если нет живых свидетелей, у нас есть Крест, на котором распят Тот, Кто ради любви к людям пролил Свою кровь.

Христос умирал на Кресте не только ради будущих апостолов, святых и прозорливцев, составивших славу Церкви. Он отдал Себя на смерть и за тех, кто обрёк Его на казнь, кто плевал ему в лицо и с детской тщательностью подбирал самый колючий терновник для венка Осуждённого. Милосердие Бога – для всех! Это и есть путь подлинного христианства, по которому вслед за Христом идут Его ученики.

Царица Небесная – самый первый Апостол Доброты, и каждый христианин очень ясно чувствует Её апостольское свидетельство. Может быть, поэтому на Руси так почитаем этот странный, нам самим не понятный праздник – Покров Богородицы.

– Разве нам так дорога память избавления далёкого и полумифического Константинополя от нашествия захватчиков?

– Вовсе нет! Что нам до военной истории средневековья!

– Неужели мы так почитаем святого Андрея, чтобы каждый год вспоминать его видение?

– Что вы! У нас есть более чтимые имена!

Так в чём же дело? Я думаю, сам образ Покрова есть величайшее откровение, икона, которая без слов, священным языком искусства, говорит больше, чем любые самые правильные слова. И эта проповедь доходит до самых потаённых глубин сердца. Посмотрите на икону.

Вот дьякон стоит на амвоне греческой церкви.

Вот император и его двор склонились в молитве перед алтарём.

Вот юродивый показывает мальчику на то, что в этот момент происходит в Небесной Церкви: Царица Ангелов простирает Свой покров над всеми молящимися.

– Почему из всей истории наши предки запомнили лишь слово «покров»?

– Потому что он протянут над всеми!

В те времена практически все граждане империи были прихожанами церкви, не было нецерковных людей. Скажите: все эти люди были достойными, праведными, благочестивыми? Никто не изменял жёнам, не избивал детей, не брал взяток, не издевался над слабыми, не отбирал последнее у вдов и сирот? Память православной Византии полна ужасов беззаконий, и царский двор по жестокости мог поспорить с вертепом разбойников, и в этот день в храме стояли не только праведники.

Царица Небесная простирает Свой покров над всеми. Можно было собрать только непорочных и аскетов, логичнее было бы заступиться за людей святых или, хотя бы, приличных. Матерь Божия жалеет всех и добра желает каждому, пусть он и последний злодей.

Найдётся ли смелый художник, который дополнит икону Покрова фигурами Пилата, Иуды, римских насмешников и иудейских истязателей, за которых – я верю и знаю! – воистину по-матерински болело сердце Царицы Небесной? А ведь это и есть тот беспредельный предел доброты, к которому и призывает нас Евангелие.

Богоматерь – первый апостол доброты, первый свидетель милосердия! Поэтому не случайно силуэт Богоматери, простирающей Свой покров над людьми, так напоминает Крест. Верность Христу это верность пути доброты и милосердия ко всякому человеку. Верность до смерти.

– Нет, это нечто невместимое! Какое-то неслыханное юродство и безумие! Как можно не только прощать убийц сына, но и от всего сердца желать им добра, искренне сочувствовать их утратам?

– Но это и есть учение Христа. У христиан нет права на ненависть. Поэтому самая простая версия христианского служения – приумножай доброту в мире, а, если не можешь, хотя бы не умножай зло на земле, так тоскующей по доброте и нежности.

Придет Покров – девке голову покроет?

С Покровом, как и с мно
гими церковными праздниками, связано множество народных примет и обычаев, которые подменяют собой настоящий смысл этого дня. «Снежок белый поля покрывает, меня, девицу, замуж наряжает», «Придет Покров, девке голову покроет», «На Покров незамужние девушки чуть свет бежали в церковь зажечь свечку. По поверью, какая раньше всех поставит свечу, та раньше всех и выйдет замуж».
Придет Покров – девке голову покроет?

На Русском Севере с Покрова крестьяне начинали готовить свои дома к зиме: затыкали пазы в стенах изб мхом, говоря при этом: «Батюшка Покров, покрой нашу избу теплом, а хозяина добром». Многие приметы забыты, тем не менее – до сих пор вместо того, чтобы узнать историю и духовный смысл этого праздника, современные люди ассоциируют праздник Покрова Пресвятой Богородицы с первым снегом, приходом зимы и удачным замужеством. О том, что на самом деле важно в этом празднике, мы поговорили со священниками.

“На Покров, говорят, нельзя иголку в руки брать,  – грех. А то, что до этого пропускал воскресные службы, потому что был на огороде вместо храма, это ладно”

Протоиерей Андрей Ефанов, секретарь епархиального совета, руководитель отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Кинешемской епархии Ивановской митрополии:

Протоиерей Андрей Ефанов

– Мне кажется, что простому человеку, который хотя и является верующим, но всё-таки далек от полноценной  христианской жизни, требуются какие-то вещественные знаки его веры. Допустим, например, на Крещение, мы освящаем воду – ее можно потрогать, ее можно налить, в ней можно искупаться. И, соответственно, вокруг этого праздника устанавливается какое-то  особое почитание, вместе с народными приметами и полу-языческими ритуалами. Или возьмём Масленицу – это просто неделя приготовления к посту. Но опять это связано с едой, и пост у нас прежде всего еда, а только потом – воздержание, особое время духовной жизни. Преображение Господне – это яблоки, которые нельзя, оказывается, есть.

С Покровом вроде бы не связано ничего вещественного – нет такого, за что можно было бы зацепиться вот этому языческому мировоззрению. Покров для многих людей, если его оторвать от церковного значения, где речь идет о явлении Пресвятой Богородицы, которая распростерла над верующими Свой омофор, это прежде всего снег. В этот день падает снег. Незамужние женщины раньше ходили простоволосые, а замужние, соответственно, носили платки. Покров – это в понимании многих и есть платок, и поэтому всё очень связано с тем, что в этот день надо свататься, искать жениха, ну и все остальное – гадать, колдовать. Языческое сознание нуждается в том, чтобы можно было что-то потрогать, пощупать. Все формы колдовства связаны с какими-то действиями, предметами, заговорёнными, призывающими какие-то силы. Конечно, мы понимаем какие-то силы и откуда – от нечистого.

Осенью, кроме Покрова,  у нас нет других праздников, за которые можно было бы зацепиться  языческому сознанию. Заканчивается осень и наступает зима, в нашем климате это особо заметно. Кстати, праздник Покрова Пресвятой Богородицы больше всего почитается именно в России, ведь он не является двунадесятым и даже по Церковному Уставу не считается «большим». С одной стороны это хорошо, потому что люди почитают Пресвятую Богородицу и Ее заботу о нас, но вокруг этого, как всегда, нарастает пласт народных суеверий, ритуалов.

Россия славится своими большими просторами. Земли здесь много, деревни друг от друга расположены далеко. Храмов хоть и много было на Руси, но все равно в только в селах, то есть не в каждый деревне. Всё это, конечно, сказывалось на том, что люди ходили в храм только на большие праздники, а так, конечно, в основном занимались сельским хозяйством. Я и сам сейчас живу в деревне, и у нас до сих пор многие люди живут так: трудятся от заката до рассвета, работая на земле. У меня семья большая, и мы тоже сейчас ежедневно обрабатываем урожай, собираем грибы, сушим, мочим яблоки. Потом наступит зима – время когда можно читать книги, беседовать, уделять больше времени молитве. А сейчас все в работе. И так жили на Руси все, кроме малого количества городов, где были какие-то промыслы, торговля. Все остальные трудились сезонно: летом – один труд, осенью – другой, весной – третий. Зима была временем покоя.

Действительно, в Праздник Покрова Пресвятой Богородицы часто выпадает снег – иногда за день до этого, или через день. И тогда полностью заканчиваются все работы. Но вся беда в том, что человек, живя таким календарным образом жизни, часто забывает о том, что всегда, в любое время нужно не забывать о Боге. Трудишься на своём хозяйстве, делаешь какие-то домашние дела – всегда в душе человека должна быть молитва. Не нужно оставлять утреннюю молитву, вечернюю. Даже если ты очень сильно устал, нужно найти время для общения с Богом, пойти в праздник в храм. Я и сам замечаю, что сейчас в сельской местности храмы полупустые – намного меньше людей ходят в храм, пока не выпал снег. Выпал снег – и сразу люди идут в храм, потому что у них появилось свободное время. Забывают, что на первом месте у них всегда должен быть Бог.  А то у нас как получается? На Покров, говорят, нельзя иголку в руки брать, это, видите ли, грех. А то, что до этого несколько недель или месяцев подряд человек пропускал воскресные службы, потому что все воскресенья подряд был на огороде вместо храма, это ладно. Лучше до обеда побыть в храме а потом уже потрудиться, даже если это праздничный или воскресный день.

“Женихов вам, верных мужей, которые отдавали бы частично свою зарплату и радовали вас цветами не только на 8 марта”

Протоиерей Артемий Владимиров, писатель, проповедник, педагог, старший священник и духовник Алексеевского ставропигиального женского монастыря Москвы, член Союза писателей России:

Протоиерей Артемий Владимиров

– Я думаю что, жители мегаполиса уже вообще не знают все эти приметы. Девушки, простите, из Мытищ, наверное, уже не помышляют ни скотине, ни о свечках. Я думаю, что восприятие церковных праздников еще в 19-ом – начале 20-го века было теснейшим образом переплетено с укладом патриархальной крестьянской жизни, когда люди трудились на земле, когда они очень внимательно относились к климатическим явлениям, когда весь цикл природный сочетался с созидательным, мирным трудом. И нам, жителям больших городов, даже не вполне понятны иные русские пословицы. «Введение накладывает на воду леденье…»

Думаю, что мы должны отличать тысячелетний опыт русского человека, который установил взаимосвязь между церковными праздниками и явлениями природы, от вот таких суеверий, типа гадания на Святках или на Рождество, которые никак не могут примириться с целостностью христианского мировоззрения, и если  и входят в жизнь русского крестьянства то как реликты или остатки каких-то языческих обычаев.

Праздник Покрова Пресвятой Богородицы – очень светлый русский осенний праздник, которым завершается золотая осень. И когда сквозь желтую листву, на фоне падающих кленовых листьев, мы смотрим на фрагменты синего неба, то наша русская душа, исполненная лиризма, поэтического чувства, поднимается мыслию до Пресветлого Омофора Пречистой Богородицы, некогда распростертого над главами верующих.

Я не очень хорошо осведомлен о каких-то языческих суевериях, связанных с этим праздником, но они уже, мои дорогие друзья, согласитесь, канули в лету. Правда, мне помнится, что на Покров в русских селеньях всегда замачивали антоновские яблоки, и в этом нет никакого обрядового нагнетания. Это говорит о том, что вся жизнь русского человека была регламентирована, в ней была стабильность, упорядоченность, которая помогала крестьянину или горожанину что-то предощущать, предвкушать. Сегодня можно только мечтать об этих «преданьях старины глубокой», когда, во времена глобализации, люди не знают когда встают, когда ложатся. На Покров когда-то выпадал первый снег, это было время первых заморозков. Сегодня мы видим, что Москва ещё надеется урвать остатки бабьего лета…

Что касается всевозможных суеверий по поводу женихов и замужества, то я хотел бы, милые девушки, выразить уверенность, что женихи еще не перевелись на русской земле. Я верю, что если вы поставите свечку перед иконой Богородицы, а главное – сердцем помолитесь:  «Господи, укажи мне мою судьбу. Где мой принц, дай мне встретить рыцаря, не больного на голову, не страдающего компьютерной зависимостью, не опившегося безалкогольным пивом. Хочу, чтобы это был мальчик атлетический, ясный умом, верный, надежный», то Матерь Божья, как в семнадцатом, восемнадцатом веке, так и в двадцать первом, обязательно откликнется на ваше прошение. Женихов вам, верных мужей, которые отдавали бы частично свою зарплату и радовали бы вас цветами не только на 8 марта, в день разбушевавшихся французских блудниц, но и на праздник Покрова Пресвятой Богородицы.

Я сердечно поздравляю вас, мои дорогие друзья, с этим радостным праздником в честь Царицы Небесной.

Покров Богородицы – вне времени, места и обстоятельств

В день Покрова Пресвятой Богородицы священник Андрей Мизюк размышляет над историей, смыслом и духовной сутью праздника.
Покров Богородицы – вне времени, места и обстоятельств

Удивительный праздник. Вроде, как и не наш «наш», ну, то есть, греческий, который, впрочем, в Греции и не отмечается, так более того, если брать за основу источники, летописи, то получается, что именно наши же языческие предки, осаждавшие Константинополь, потерпели поражение, а город был спасен молитвами и предстательством Матери Божией, которые видимо открылись терпевшим осаду варваров жителям столицы Византии.

«Покров в руках Пречистой Матери, окруженной ангелами и сонмом святых, сиял “паче лучей солнечных”, а рядом стояли святой Креститель Господень Иоанн и святой апостол Иоанн Богослов.  Тогда святой Андрей спрашивает у своего ученика Епифания: “Видишь ли, брате, Царицу и Госпожу всех, молящуюся о всем мире?”. “Вижу, святой отче, и ужасаюся”, – отвечал ему Епифаний».

Так спасен был город от разорения и гибели людей

История праздника известна нам всем. Известно также, что праздник не отмечен в календаре греческом, зато присутствует и особо почитается в традиции нашей. Парадоксально, но напоминая о военном поражении наших с вами предков, которые пришли разорить великий город, этот праздник не просто прижился, вошел в календарь, но и стал особо почитаем и любим в народе.

Перечислять количество Покровских храмов на Руси, думаю, наверное, даже не имеет смысла, а ведь еще есть деревни, села, города (хотя бы, к примеру, напротив Саратова через Волгу,  ведь это он официально еще назван Энгельсом, но – Покровск же и покровчане сами чаще всего так его и называют), улицы. Сколько всего запечатлело в памяти этот совсем не «наш», такой «непатриотичный» праздник.

И на самом деле все верно. Большой, прекрасный праздник Матери Божией  есть нам напоминание, что вера наша не является национальной, что она выше этнических и культурных особенностей, не привязана к географической точке, но указывает, сообщает нам о принадлежностей нашей к Отечеству иному, ко Граду Вечному, Небесному, в котором нет разделений, в котором мы все единый народ и дети Небесного Отца. Это не мешает нам любить нашу земную Родину и воздавать ей положенное, но, во всяком случае, точно напоминает о том, что в жизни христианина должно быть главным, что делает его совершенным в отношении к Богу и людям.

Праздник любимый. Покровский храм в Саратове был первым храмом, куда я однажды пришел на исповедь. Там же состоялось и первое Причастие. Покровский храм в селе Максимовка Саратовской области с его прекрасной общиной, дивный, красивый, переделанный из обычного сельмага, да так, что теперь и не узнаешь что там был магазин, где я теперь служу на каждый двунадесятый праздник. Очень много дорогих и замечательных воспоминаний.

В том же городском Покровском храме служил и мой первый духовник, от которого потом именно на Покрова, спустя несколько лет после его смерти, его духовные чада отдали мне его старую епитрахиль и поручи, а заодно и привели с собой смертельно больную женщину, которая впервые исповедовалась и причастилась, а спустя почти месяц ушла ко Господу. Этот Покров, распростертый некогда над осажденной столицей Византии, спустя века и надо мной, маленьким и обычным человеком, штатным священников в обычном российском городе. И я его очень часто, особенно в самые непростые минуты ощущаю и помню, Кто в эти минуты просит за меня и остается рядом со мной.

И вот еще. Удивительная и почти незаметная, совсем недавно открывшаяся мне особенность. Покров Матери Божией, как мне думается, это событие все же вне времени, места и обстоятельств. Он над теми, кто в эту самую минуту очень нуждается в заступничестве и милосердии Матери нашего Спасителя. Я чувствую его в роддоме, когда среди подходящих под благословение на предстоящие роды и операции, среди крещеных девушек, подходят и некрещеные, и даже те, кто относится к иным религиозным традициям. Так бывало и с девушками-мусульманками, которые спрашивали у меня, православного священника, благословить их на роды и помолиться о добром разрешении от этого светлого бремени. И я не посмел отказать. А как вообще это можно взять и отказать в добром слове, поддержке и напутствии, если передо мной будущая мать, в некотором смысле земной и тихий образ Той, Кто Сама в дни и часы перед Рождением Своего сына не нашла места и отклика среди людей?

Фото: komtv.org

Вспомнилось мне и еще одно удивительное событие, о котором до недавнего времени я, к сожалению, даже и не знал. 14 октября 1943 года состоялось то малоизвестное, но единственное, наверное, успешное, восстание в лагере смерти Собибор. Да, тот самый Собибор, который стал более известен сегодня благодаря одноименному фильму Константина Хабенского.

Читая документы и личные воспоминания лейтенанта Александра Печерского, поражаясь тому, что он сам перенес и как вообще это стало возможным, я вдруг увидел эту дату и почему-то очень многое для меня прояснилось. Это восстание случилось на Покров.

Понимая и зная, разумеется, что никто из участников этих событий ничего специально ни к какой дате и по времени не подгадывал, я, тем не менее, почему-то не сомневаюсь, что случилось и произошло это все совсем не случайно. Да и не было там ни у кого никакого времени, все в кратчайшие и сжатые сроки, почти за один месяц. Потому что это был ад,  место, где механизм убийств и издевательств работал не прекращаясь, а приезжающих туда людей за каким-то редким исключением, уничтожали массово и сразу.

Земля, выжженная болью и ужасом и отчаяние тех немногих, кто решился отвоевать себе хотя бы право умереть в бою, сопротивляясь бездушному смертельному конвейеру, кто сквозь отчаяние и страх поднял знамя человеческого достоинства. И победил. Ценой смерти и жизни, пав в этом недолгом и тяжелом бою, защищая свое право хотя бы умереть человеком. Были и те немногие, совсем немногие, кто прорвался и бежал, а среди них и тот самый организатор этого восстания лейтенант Печерский. Это восстание привело в бешенство Гиммлера, а уже через день лагерь сравняли с землей, а память о нем и всякий след постарались уничтожить.

И все же, думая и размышляя теперь, я почему-то очень верю, что и это событие, этот подвиг человеческой воли, эта малая и одновременно невозможная победа состоялась тоже под Покровом. Покровом Той, Кто и в эти страшные секунды сострадал и был рядом с людьми, нуждающимися и страдающими, но в самую важную секунду и мгновение укрепленными на страшный и неравный бой. Так при Кресте, в Своих стараданиях Сын перепоручил Своей Матери сострадать и не оставлять людей, оставляя Ее быть Матерью каждому из нас.

Тихий и светлый праздник. Пишу эти строки, готовясь в дорогу в далекое, почти в 200 км от города, село. Знаю, что и там, и в любой точке этого странного нашего мира и есть и будет Покров Этой земной и Небесной Матери.

Расписание богослужений на октябрь 2018 года

5 октября, пятница.  16.00. вечерня, утреня.

6 октября, суббота. Память святителя Иннокентия, митрополита Московского. 9.00. литургия; 16.00.всенощное бдение.

7 октября, воскресенье. Неделя 19-я по Пятидесятнице. 9.00. литургия.

8 октября, понедельник. Память преподобного Сергия, игумена Радонежского, чудотворца. 9.00. молебен.

9 октября, вторник. Память апостола Иоанна Богослова и святителя Тихона, патриарха Московского и всея России. 9.00. молебен.

12 октября, пятница. 16.00. вечерня, утреня.

13 октября, суббота. Память святителя Михаила, первого митрополита Киевского. 9.00. литургия; 16.00.всенощное бдение.

14 октября, воскресенье. Неделя 20-я по Пятидесятнице. Покров Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии.  9.00. литургия.

15 октября, понедельник. Память священномученика Киприана и мученицы Иустины, праведного воина Феодора Ушакова,       благоверной Анны Кашинской.  9.00. молебен.

19 октября, пятница. 16.00. вечерня, утреня.

20 октября, суббота. 9.00. литургия; 16.00.всенощное бдение.

21 октября, воскресенье. Неделя 21-я по Пятидесятнице. Память святых отцов Седьмого Вселенского Собора. Собор Вятских святых. Память преподобного Трифона Вятского.  9.00. литургия.

26 октября, пятница. Празднование Иверской иконы Божией Матери. 9.00. молебен. 16.00. вечерня, утреня.

27 октября, суббота. 9.00. литургия; 16.00. всенощное бдение.

28 октября, воскресенье. Неделя 22-я по Пятидесятнице. Празднование иконы Божией Матери «Спорительница хлебов». 9.00. литургия.

30 октября, вторник. Празднование иконы Божией Матери «Изба́вительница». 9.00. молебен.

Что сделать, чтобы Бог меня не наказал

Что такое религиозность? Почему она бывает невротической? И как невроз искажает религию? Об этом размышляет психолог, ректор Института христианской психологии протоиерей Андрей Лоргус.
Что сделать, чтобы Бог меня не наказал

Что такое религиозность?

Прот. Андрей Лоргус

Религиозность является реализацией такой же фундаментальной потребности личности, как безопасность или самореализация, как любовь или свобода. Религиозность – это потребность человека в Высшем, духовном, священном, в таком обосновании, подкреплении и оправдании жизни и ценностей, без которых личность теряет смысл жизни.

Каждый человек ищет То или Того, Кто или Что стоит над ним и над миром, над вещами и событиями, над страданиями и счастьем, над жизнью и смертью. Человек ищет Того или То, что имеет высший смысл, потому что смысл необходим нам для жизни, как воздух. Как зрелая форма духовности, а не как родительская традиция или общественная установка, религиозность отвечает на глубинные запросы человека.

Другое дело, что реализована она может быть по-разному: через магию или мировоззрение, но самой распространенной является реализация через религию. Большинство человечества (а по данным ООН о распространенности религии в мире, это от 85% до 92%) живет, избирая для себя ту или иную форму религиозности.

Впрочем, религиозность может быть как здоровой, так и невротической.

Искать в другом человеке  Бога

Здоровой религиозностью считается такое отношение к Высшему, к Богу, в котором сам человек не преследует никаких иных целей, кроме собственно отношений с Богом, кроме своей веры и освящения высшими ценностями своей жизни. Человек ищет в религии Высшего, чтобы сделать жизнь более осмысленной.

Здоровая религиозность реализуется через веру, принадлежащую этой вере традицию и обряды. Она требует учения. И чем учение более развито и обосновано, чем больше связано с элементами всей культуры человека, чем доступнее, устойчивее, тем больше отвечает религиозной потребности. Если учение носит характер случайного, непродуманного, маргинального, мрачного и запутанного, то удовлетворения в религиозной потребности оно приносит гораздо меньше.

Здоровая религиозность всегда отвечает на вопрос: в кого я верю? как я верю? как представляю себе отношения человека с Богом?

В здоровой религиозности все направлено на познание и встречу, потому человек в каждом листочке, слове, улыбке ищет Божественное. В другом человеке он ищет образ Бога, но никогда не идеализирует его, потому что носителем Высшего является только Господь.

Здоровая религиозность претендует на максимальную ясность, осознанность собственного мира. Она склонна внутри себя содержать порядок. Это метафора доброго хозяина, который знает, где и что у него лежит в доме. Он помнит, что хранится в подвале, а что убрали на чердак. У него всегда чисто и убрано, окна вымыты, через них видно Небо.

Как религия поможет мне манипулировать другими?

Но нередко религиозность используется для иных целей. Их много. Они не имеют отношения к религии, скорее исполняют роль психологических компенсаций для людей с неустойчивой психикой, которые трудно адаптируются к быстро меняющемуся миру.

Такую религиозность называют невротической. В ней человек удовлетворяет потребность в безопасности и компенсирует то, чего ему недостает. Причем этот недостаток может быть как подлинным, так и мнимым. Субъективно человек переживает в себе самом дефицит фундаментальных опор, смыслов, убеждений, правил, норм. Не умея противостоять реальности в себе, человек ищет внешнюю поддержку, которая обеспечила бы стабильность и предсказуемость жизни, заменила бы недостающие личностные механизмы. Такой поддержкой могут стать идеология, мировоззрение, стереотипы, научная (и псевдонаучная) картина мира. Может быть ею и религия.

В этом случае религия “решает” не свойственную себе задачу: психологическую компенсацию или личностное удовлетворение. Религия становится не связью с Богом, не союзом Неба и человека, не возведением себя и мира (анафорой), а инструментом адаптации к неудовлетворительному устроению действительности.

Нездоровая религиозность отвечает на совсем другие вопросы: как Бог может мне помочь? как религия может помочь мне избавиться от страха? как она может помочь манипулировать другими людьми и иметь власть над ними? как она может помочь лучше устроиться в жизни, защитит от агрессии, избавит от депрессии?

И это лишь некоторые мотивы, которые встречаются в нездоровой, невротической религиозности.

Зачем человеку это нужно? Неужели сам человек этого не видит? На основании пастырского опыта и практики психологического консультирования отвечу на этот вопрос отрицательно. Очень часто приходится сталкиваться с тем, что в религию приводит людей именно желание использовать свою веру как средство дополнения реальности или утоления душевной боли.

Очень часто человек обращается в Церковь, чтобы удовлетворить свои эгоистические личностные потребности, связанные со страхами и болью. Предполагается, что религия исправляет искажения личности, приносит избавление от невротических страхов, вторгается в отношения людей, умилостивляет начальников и наводит порядок в мире. Но религия – это связь с Богом, а не волшебник Гудвин. Религия возводит человека в Небеса, а не наводит порядок в спальном районе или тоталитарной стране.

Мотивы, или Как реализуется невротическая религиозность

Мотив первый: страх

Всякий раз, когда религия используется личностью как психологическое лекарство, возникает опасность, что человек будет в религии разочарован и окажется во власти тревоги и страха. Это и есть религиозный невроз – противоречивое блуждание в неисполняемых надеждах и агрессивных попытках подстроить религию под собственные страхи.

Вообще, мотив страха – один из мощнейших двигателей. Но когда человек ищет в религии избавление от страха и тревог, то он ищет такую систему, учение, а главное – практику, которая принесет ощущение, что он находится в безопасности, не будет наказан, а Бог, духи не будут ему вредить и мстить.

Типичный страх магического – это «если не угожу злому духу, он станет мне мстить».

От этого возникает желание и необходимость совершить обряд угождения этому духу. Самое удивительное, что эту архаичную установку люди приносят в христианство. «Что я могу сделать такого, чтобы Бог меня не наказал и мне не навредил в моей жизни?» Это пример невротической религиозности, когда человеком движет страх наказания, а не желание связи с Богом.

Мотив второй: власть

Мотив власти не менее силен. Религия дает правила и каноны. В системе традиций, обрядов, в вероучении люди ищут такие правила и установки, которые позволят им манипулировать, управлять, возвыситься над другими, то есть ищут способ защитить себя от страха перед тем, что управлять будут ими.

В невротическом стремлении к власти лежит страх быть покоренным властью другого.

Поэтому мужчина, обладающий инфантильной личностью, ищет в религии правила своего преобладания в семье и социуме. Не умея наладить отношения, не пользуясь авторитетом, боясь своей несостоятельности, он приходит в христианство с целью обрести там патриархальные религиозные устои и ими заместить свой комплекс неуверенности.

Или женщина, переживающая с детства отвержение своей собственной женственности и страдающая от сексуального внимания мужа, ищет в религии подтверждения своего отвращения к сексу, оправдывая его монашескими наставлениями и библейскими цитатами.

Жаждущий предсказуемости, стабильности в браке мужчина приводит на исповедь свою избранницу. Он сразу предупреждает священника, что хочет, чтобы будущая супруга исповедовала все свои пороки, тем более что она вступала в интимные отношения с другими мужчинами. Он хочет «вступить в брак в полной искренности, взять ее чистой, что без исповеди невозможно».

Иными словами, такой мужчина пытается манипулировать и священником, и женщиной, и даже правилами, используя их для себя. Но он всего-навсего боится быть обманутым и пытается избавиться от своих страхов.

Ровно это же происходит, если к священнику с завидной регулярностью ходит женщина, исповедь которой всегда развивается по одной и той же схеме – «согрешила обидами, злобой, наговорила лишнего, раздражалась…». С этого момента всегда начинается рассказ, как правило заранее написанный на одну-две страницы, в котором подробно изложено объяснение, на кого и почему она раздражилась.

Такие рассказы заканчиваются стандартным резюме: «они виноваты, что сделали из меня жертву, несчастную, вообще пытаются меня унизить и даже уничтожить, а все потому, что я иду к Богу». Иными словами, в своей невротической религиозности она использует религию для своих бессознательных и личностных целей, как способ снять с себя и переложить ответственность на других.

Мотив третий: слабость и тревога

Так женщина, не сумевшая найти свою любовь и выйти замуж, ищет в религии оправдание гнушения браком или реализацию своих надежд в отношениях в общине.

Еще более ярким вариантом невротической религиозности является самобичевание и мазохизм. Почему это происходит? Как правило, эта форма невроза связана с пережитым, может быть, в детстве или юности психологическим насилием, в котором ребенка убедили, что он страшный грешник или грешница и наказание от Бога ему обеспечено.

Человек с таким мощным эмоциональным сдвигом страха наказания ищет в религии, как это наказание снять, как избавить себя от него.

Например, одна из моих прихожанок в детстве была напугана мамой. Та говорила девочке, мол, если не будешь делиться всем: яблоками, сладостями, игрушками и так далее, – будешь подвергнута мытарствам, как блаженная Феодора. Мама читала девочке книгу о воздушных мытарствах блаженной.

Именно потому эта напуганная женщина в религии ищет способа снять угрозу наказания. Таких способов много, но мазохизм самый простой из них. Он и есть возможность наказывать себя в этой жизни, чтобы полностью исчерпать приговор Божий в отношении себя в жизни загробной.

Человек бессознательно начинает себе вредить. Он объявляет себе запрет на счастье, отказывает себе в удовольствиях, но загоняет себя на работе, подвергает опасности заболеваний (простуды, циститы, гастриты типичны для таких людей) или занимается мелким и неосознанным членовредительством (расчесывает руки, рвет волосы), то есть наносит себе вред напрямую. И это рискованное поведение имеет одну задачу – подвергнуться какому-то страданию, которое было бы избавлением от грядущего наказания. Страдать здесь, чтобы не страдать на том свете.

Мотив четвертый: ожидание чуда

Увы, немало таких женщин, которые приходят в Церковь в надежде, что Бог устроит их счастье, брак, отношения. Эту категорию женщин можно классифицировать на три группы.

В первом случае женщина уверена, что Бог пошлет того, кто станет ее принцем. Поэтому она видит перед собой одну простую задачу: угождать Богу, просить, молиться, исповедоваться, ожидая, что чудо случится и счастье однажды свалится на нее.

При этом потенциальных отношений у такой женщины нет, да и быть не может, потому что она бежит от них, боится, уверена, что Бог и так пошлет ей отношения, вызвав в ней любовь.

Такая женщина хочет, чтобы отношения были от Бога. От Бога она примет все. Но обычно так происходит, что на горизонте появляется человек, выдающий себя за «посланника от Господа Бога», а на самом деле обнаруживающий в такой женщине потенциальную жертву.

Женщина легко обманывается, верит в миф, страдает, так как такой мужчина не только живет за ее счет, но унижает, бьет, часто требует невозможного. Такого мужчину она терпит, веря, что именно его ей послал Господь, именно им Он наградил ее.

Для второй группы женщин характерно отсутствие доверия Богу. У такой женщины нет просьб к Нему, зато есть желание встретить в церкви верующего мужчину. Раз верующий, значит, соблюдает правила. Раз соблюдает правила, значит, хороший и станет правильно воспитывать детей, любить и заботиться о жене. Верующий мужчина как гарантия безопасности. Но это вновь ловушка.

Такие мужчины действительно проявляют благочестивость, много молятся, стоя чинно, регулярно исповедуются, даже плачут, переполненные чувством. Они с усердием помогают по храму, угождая всем и каждому. И когда, наконец, какая-нибудь женщина, умилившись православным достоинствам, выходит за такого человека замуж, то картина повторяется. Начинается эксплуатация, манипуляция, тирания, унижение, иждивенчество.

Женщина снова терпит, будучи убежденной, что так и должно быть, ведь муж православный. Таким мужчинам нужна поддержка от батюшек, от монахов, от канонов. И значит, у него всегда будет возможность манипулировать женщиной с невротической религиозностью, апеллируя к правилам и канонам.

Ловушка невротического ожидания – это состояние, когда человек не доверяет своему разуму и чувству. Видя, кто перед ним, человек больше доверия имеет к традиционным формам поведения, чем к собственным ощущениям.

Третий тип невротической религиозности пусть редкий, но довольно опасный. Для женщин этого типа характерно, приходя в храм, видеть в священниках, церковнослужителях, любых других мужчинах в храме – идеал: крепких, волевых, не пьющих, не курящих, не блудящих, мужчин – аскетов и тружеников.

Идеализация православных сотрудников храмов приводит к тому, что женщины влюбляются, пытаются выстраивать романы, интригуют с другими такими же женщинами. Как правило, они сами в храме бесплатно эксплуатируются, их вынуждают жертвовать деньгами и даже квартирами. Внутри их живет невротическая надежда, причем абсолютно бессознательная, сознательного здесь и быть не может, что служение Церкви и Богу (а на самом деле мужчинам) и есть реализация женского призвания.

В католической литературе описана и другая невротическая религиозность, точнее, крайняя ее форма, связанная с влюбленностью в священников, монахов и Господа Бога. Эти тексты, увы, мало переведены на русский язык, хотя тема очень развита в католической пастырской практике в Германии и Австрии.

Впрочем, я и сам видел такие примеры в Лавре, будучи семинаристом. Там много женщин, которые крутятся вокруг монахов, шьют, готовят, вяжут, выполняют роль матерей, сестер и нянечек. Это женщины с огромной внутренней жаждой служения, которая не всегда, но очень часто бывает вариантом невротической религиозности.

Их потребность в Высшем реализуется в таком служении.

Сколько же невротиков в храме?

Таких оценок не существует. Никто не считал, да и невозможно это сделать. У каждого священника свое представление об этом, поэтому данные могут разниться. Люди с неврозом выбирают своеобразных священников. Прежде всего тех, которые готовы слушать, подыгрывать, оказывать дополнительное внимание и уделять время. Иными словами, “по Сеньке шапка”, “каков поп, таков и приход”.

С начала моего служения так было и со мной. Я сам невротик, мне знакомы невротические мотивы и в себе я постоянно обнаруживаю их. Люди с невротической религиозностью ко мне тянулись.

Не менее половины тех, кто приходит в храм, все-таки люди со здоровой религиозностью. Среди второй половины часть – невротики, еще часть – просто психически нездоровые люди. И даже эта четверть делится на две половины. На тех, кто действительно тяжело и серьезно болен, и тех, кто находится в пограничном состоянии, как принято говорить у психиатров. То есть нет очевидной психиатрии, но есть колебание на грани, склонность. Иными словами, в храме примерно четверть прихожан-невротиков, но я надеюсь, что все-таки меньше.

Кто-то ищет в религии страданий, подтверждая свой мазохизм, кто-то обретает силу и уверенность, становясь фанатиком, кто-то находит для себя фантастическую мифологию. Во всяком случае, невротизм проявляется в извращении религиозности своей души.

Невротик делает религию невротической для себя, а не наоборот.

Религия может принести человеку смысл и исцеление души, если это будет действительная религия, т.е. связь с Богом. Если же человек в религии ищет исцеление своих травм и комплексов, то найдет лишь свой невроз.

Для современного православия невроз опасен мифологией и психологизацией. Невроз всегда источник лжи. И он нуждается во лжи. Невроз всегда погружение в лабиринт душевных неурядиц и личностных самообманов. Невроз искажает религию и приносит боль. Но рано или поздно невроз выгоняет человека из религии, и он уходит из общины и Церкви. И это по-настоящему печально.

Вера, Надежда, Любовь, София – паломничество в Эшо

30 сентября – день памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. 
Вера, Надежда, Любовь, София – паломничество в Эшо

«А теперь пребывают эти три: веранадеждалюбовь; но любовь из них больше» – написал апостол Павел.

Фидэс, Спес, Каритас – так в начале второго века по Рождестве Христовом святая София назвала своих трех дочерей – в честь христианских добродетелей. Вдова, она воспитывала дочерей одна. Трудностей материальных не испытывала, т.к. была знатных кровей. Воспитывала хорошо – девочки были и красавицами, и умницами – все, как полагается по таким прекрасным именам. Мало ли хороших и умных девочек? Видно, таких – немного, потому что про Веру, Надежду и Любовь стали говорить все: от соседа к соседу недоумение и восхищение добралось до губернатора – начальника области Антиоха.

Тот быстро смекнул, что девочки не обычные. Хоть и прекрасны, и умны, но они христианки. То есть проповедуют запрещенную религию.

В тот вечер София была с дочерьми дома и рассказывала им о жизни, о мире, о Боге. Когда раздался глухой стук в дверь, все подумали об одном и никто не подал вида. К царю? Вся ясно. Спокойно София попросила несколько минут на сборы. О чем молиться? «Господи, защити»? Не меня, но их? Или бежать? И кто бы осудил Софию за это? Но ее молитва была другой: «Чтобы не испугались мы страшных его мучений и не пришли в ужас от смерти, Господи». Потом она взяла дочерей за руки и повела их к царю. Она знала, что это последний путь, что она повела дочерей умирать.

Мощи святых Веры, Надежды, Любови поместились в маленьком ящике.

Паломничество по святыням, хранящимся в Европе – это паломничество от мученичества к мученичеству, от казни к крови, от славы к славе. Терновый венец Христа. Глава Иоанна Предтечи. Глава святой Елены. Вера, Надежда, Любовь, София.

IMG_4108

Эльзасская деревня Эшо («Ясеневый остров»), католическая церковь святого Трофима. Мощи святых Веры, Надежды и Любови и Софии доставили сюда из Рима в 777 году, а церковь была центром аббатства святой Софии. Во время Великой французской революции аббатство было разрушено, здания проданы за 10 ливров, мощи утеряны.Впоследствии были принесены новые частицы мощей св. Софии.

IMG_4106

Это большой каменный католический храм, теплого бежевого кирпича внутри. В левом приделе на постаменте сундучок. Все стоят молча, кажется, не слушают даже гида (а Тимофея Китниса трудно не слушать, аудиторию, даже самую сомневающуюся, он держит мастерски) . Все растерянно мнутся с ноги на ногу, не очень понимая, что делать. Хотя все уже паломники со стажем…

IMG_4092

Наверное, сначала царь Антиох не хотел мучить девочек. 12, 10 и 9 лет – что могут еще они понимать. Надо сломать мать. Что проще? Одного человека сломать не так просто, а когда у тебя дети, то ты уязвим не втройне, в три тысячи раз…

IMG_1151

Она вошла во дворец со словами: «Помоги нам, Боже, Спаситель наш, прославления ради Твоего святого Имени». Она похолодела, когда сказала: «Дочери, не жалейте юной вашей плоти; не жалейте красоты вашей и молодости. Он пребудет с вами во всех ваших муках».

– Я назову вас своими дочерьми, – сказал Антиох.

Такой тишины наша паломническая группа не слышала еще. Гид Тимофей говорит о мученичестве. Нам очень удобно слушать – нам тепло, сытно, дорога не была длинной, а автобус у нас всегда хороший, но почему-то всем стыдно посмотреть друг на друга. Только мужчины хмурятся.

Антиох не просил их отрекаться от Христа, хулить его имя или публично признаваться в своих «неверных взглядах». Не перед таким эпохальным выбором стояли мать и три девочки. Перед ними на подносе держали щепотку ладана – совсем крохотную. Надо просто взять кусочек и положить на тот постамент. И уйти, и все, ты свободен. Ты можешь быть и дальше христианином, хорошим человеком, помогать людям. Просто вот этот маленький кусочек положи на тот постамент. И снова – твоя весна, весь этот мир, все солнце – все с тобой! Ты – дочь императора, скольким ты сможешь помочь! И он не так плох – работа у него такая. Вот этот маленький кусочек, и твой кошмар закончился. И никто тебя не осудит, у тебя же трое малышей.

Только один кусочек.

Антиох быстро понял, что в этой битве он слабее. Что сила за 10-летними девчонками. Что они смотрят насквозь и прямо ему в душу. Значит, я покажу вам, за кем сила.

Веру раздели. Избили. Отрезали сосцы. Положили на раскаленную решетку. Принесли меч. Она стала первой.

Надежду раздели, били. Потом бросили в огонь, потом строгали тело железом. А она стыдила Антиоха за слабость. Убить мало, уничтожить – пульсировало в висках у Антиоха. Ее бросили в кипящую смолу, смола остыла. Снова внесли меч.

– Любовь, просто скажи, что Артемида велика – и я пощажу тебя, – цеплялся за последнюю соломинку Антиох.

– Велик Бог мой Иисус Христос, – ответила 9-летняя Любовь и сама вошла в печь. И снова все повторилось. И снова внесли меч.

Но самое страшное мучение ждало Софию.

Потому что с ней не сделали ничего, ее не тронули и пальцем.

Ее просто оставили в огромной зале с растерзанными телами трех дочерей.

Из залы вышли все.

Ей предстояло собрать головы и тела тех, кто еще утром были самыми ласковыми, самыми лучшими дочерьми.

Заказать гроб.

Сложить.

Похоронить.

IMG_1128

Она прожила три дня после похорон.

Есть ли более русские святые с такими ясными, полностью переведенными именами? Есть ли более радостные женские православные праздники, когда храмы переполненены благодарными именинницами? Есть ли более страшная история мученичества?

Обычно у святынь мы поем тропарь, кондак и величание. Не сговариваясь, в этот раз пели полный акафист на полчаса. И не как обычно, когда половина смысла – мимо ушей. Каждое слово словно мечом врезалось в сознание.

Подошли французы. Мы видели их, когда только вышли из автобуса. Они удивленно посмотрели на толпу паломников, на женщин в платках, на наши книжки с акафистом. Подошли к стенду, почитали житие. Постояли с нами. Перекрестились.

IMG_4086

Торжествует Церковь первородных,

и свеселится

принимая мать о детях веселящуюся,

мудрости тезоименитая,

породившая равночисленных трем богословским добродетелям.

Ты с мудрыми девами уневестилась Жениху Богу Слову.

С нею и мы духовно в памяти их свеселимся,

глаголюще:

Троицы поборницы, Веро, Любве и Надеждо, в вере, любви и надежде утверждайте нас.

Расписание богослужений на сентябрь

1 сентября – суббота.

9.00 – Литургия

16.00 – всенощное бдение

2 сентября – воскресенье. Собор Московских святых.

9.00 – Литургия

7 сентября – пятница.

9.00 – молебен

16.00 – вечерня, утреня

8 сентября – суббота. Сретение Владимирской иконы Пресвятой Богородицы.

9.00 – Литургия

16.00 – всенощное бдение

9 сентября – воскресенье. прп. Пимена Великого.

9.00 — Литургия

10 сентября – понедельник. Собор преподобных отцов Киево-Печерских, в Дальних пещерах почивших.

16.00 – всенощное бдение

11 сентября – вторник. Усекновение главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. День постный.

9.00 – Литургия

14 сентября – пятница. Церковное новолетие.

9.00 – молебен

16.00 – вечерня, утреня

Читать далее

Расписание богослужений на август 2018 г.

01. 08. Среда. Обретение мощей прп. Серафима Саровского.

9.00 молебен

16.00 всенощное бдение

02. 08. Четверг. Пророка Илии.

9.00 Литургия

03. 08. Пятница.

16.00 вечерня, утреня

04. 08. Суббота. Мироносицы равноап. Марии Магдалины.

9.00 Литургия

16.00 всенощное бдение

05. 08. Воскресенье. Почаевской иконы Божией Матери.

9.00 Литургия

08. 08. Среда.

16.00 всенощное бдение

09. 08. Четверг. Великомученика и целителя Пантелеимона.

9.00 Литургия

16.00 вечерня, утреня

Читать далее

Целитель Пантелеймон: иконы и молитвы

Болеем. И обязательно сетуем на свои болезни. И желаем друг другу в праздники: самое главное – здоровья… Да где взять-то здоровье, если его нет? А попробовать попросить. Да, да, попросить. Главное – есть у кого. Целитель Пантелеймон исполняет множество обращенных к нему просьб об исцелении. И исцеляет. Такое уж у него послушание.
Целитель Пантелеймон: иконы и молитвы

В нашей статье мы попытаемся узнать как можно больше о житии святого целителя Пантелеймона. Увидим иконы и узнаем тексты молитв, направленных к этому святому.

Целитель Пантелеймон

Знойными летними днями немноголюдно в приходских храмах. Народ православный торопится отдать кесарю кесарево, пропалывает, поливает, окучивает. Оно и правда – летний день год кормит. Но вот наступает девятое августа, и утирают православные пот с лица, разгибают затекшие спины, надевают чистые рубахи. День этот в церковном календаре не отмечен красным, не почитается праздником великим двунадесятым, но люду во храмах, сколько люду… И маленькие, скособоченные годами богоборчества деревенские церковки, и крепко вросшие в землю городские храмы, и вылизанные, с иголочки, столичные, и монастырские – все сверкают крестами на жарком летнем солнце, все раскрывают свои врата для праздника.

Еще бы – сегодня день памяти великомученика и целителя Пантелеймона, того самого, которого просят в своих молитвах избавить от хворобы, от недуга, немощи нас, детей наших, родителей, знакомых, друзей, соседей, родственников дальних и близких. Любое имя напиши в записочке о здравии, и будет кстати. Нет сейчас среди нас здоровых. Все немощны. И полбеды еще, если физически, а если духовная хвороба, то и совсем беда.

Целитель ПантелеймонВспоминаю недавний свой «конфликт» в храме возле иконы целителя Пантелеймона. Тихонечко, дабы не мешать моющей пол старушке, рассказываю знакомой:

– Целитель Пантелеймон жил в первые христианские времена, в Никомидии. Это далеко, в Малой Азии на берегу Мраморного моря…

– Ерунду говоришь, – набрасывается на меня старушка, – в Малой Азии какой-то… Русский он. Наш, родненький. Зачем человека запутываешь?

Дабы «не возгорелось из искры пламя», промолчала я тогда. Русский и русский. А теперь скажу. Да, жил в Никомидии. Был такой прекрасный город в древнем государстве Вифинии. На иконе кареглазый, красивый юноша в желто-зеленых одеждах. Кудрявые волосы обрамляют прекрасное лицо. Печальный и спокойный взгляд. Пантелеймон. Великомученик и целитель. Короткая, как огонечек свечи, жизнь.

Он был добрым врачом, подавал надежды. Ему благоволил даже император. Но красивый мальчик с вьющимися волосами нарушил тишину своего покоя и благополучия радостным и смелым возгласом: «Мой Бог – Иисус Христос! Верую!» И – начался отсчет времени в сторону нечеловеческих страданий. Его заставляли отступиться от христианской веры и вернуться к язычеству. Ему угрожали. Его истязали. Ему сулили все богатства земли. Но светлым было его лицо и неизменно было его: «Верую!»

С именем Христа он лечил хромых, слепых, прокаженных. С именем Христа помогал обездоленным. И с именем Христа принял мученическую смерть. Это было в 305 году. Великомученик Пантелеймон с тех далеких пор не отвернулся от тех, кому помогал при жизни. Не поубавилось с веками больных и обездоленных. Напротив, время способствовало греху, а грех – болезням.

Я не знаю храма, где не было бы иконы целителя Пантелеймона. Вот уж действительно наш, родненький, что с того, что из Никомидии. И в православных домах его иконка обязательна. Молится болящая, немощная Русь, просит угодника своего о вспоможении. Верит ему. Потому и бросает недополотые грядки в день светлой его памяти. Особенно много в этот день по храмам убогих. Костыли, инвалидные коляски, перекошенные судорогой лица, воспаленные глаза, обрубки рук, истошный крик безумия – все сегодня здесь. Одни только входят в храм и торопятся к свечному ящику, чтобы купить свечу, затеплить ее и попросить: «Помоги, целитель. Мне, матери моей, сыну, дочке, сестре, брату, снохе, отчиму…»

Неужели помогает? Неужели слышит нас этот юный врач, ушедший из роскошного императорского дворца под истязания, на плаху? Множество историй его исцелений хранят древние летописи, сколько случаев из собственной практики знают приходские батюшки и священники в монастырях. И я знаю их много. А расскажу об одной. Не увиданной, не услышанной. Со мной приключившейся. Поверьте уж первоисточнику.

Была я в морском паломническом рейсе. Позади Константинополь, Кипр, Святая Земля Иерусалимская, впереди – Греция. Завтра рано утром причалим мы к залитому солнцем порту Салоники и отправимся на морскую прогулку вдоль полуострова Афон, на котором живут православные монахи. Монастырь называется Пантелеймонов в память целителя Пантелеймона. Но это завтра… А сегодня дружеский вечер в одной из кают.

Целитель Пантелеймон - Салоники

Салоники

У одной из паломниц день рождения. Вспоминаю про бутылку шампанского в своей каюте, оно будет очень кстати на нашем застолье. Бегу, бегу за подарком по узкой палубе, вдоль одинакового ряда каютных дверей, по крутой корабельной лестнице. Тороплюсь. Все уже собрались, ждут меня – с шампанским. И вдруг – что-то сверкнуло у самых глаз, полоснуло нестерпимой болью. Ничего больше не помню. В себя пришла в собственной своей каюте. Лежу. Надо мной склонилась подруга. Рядом еще одна. Слышу слова их молитвы: «Раба Божия Наталия». Похолодело сердце. Отпевают, что ли? С трудом ворочаю языком – прекратите.

– Тише, – говорят они мне, – тебе нельзя разговаривать.

Что же случилось со мной? В тот момент, когда я сбегала по лестнице, напротив резко, изо всех сил распахнул дверь камбуза корабельный стокилограммовый кок. Тоже торопился. Дверь тяжелая, массивная, с металлическими острыми краями. Один край ее и пришелся мне аккурат в лоб. Рассек его без особого труда.

Мне долго не давали зеркало. А когда всё-таки дали… Лучше бы не давали. Кровоточащая рана, заплывший глаз, перекошенное лицо. Надо мной читали молитву о болящей Наталии, а я, глотая слезы, расставалась с завтрашней прогулкой вдоль Афона. Куда мне теперь? Всю ночь промучилась. Голова разламывалась от боли, никакие компрессы не помогали. Но утром, измученная, невыспавшаяся, всё-таки решаюсь на прогулку к Афону. Отговаривают: посмотри на себя. А что смотреть-то? И так знаю, что страшней не бывает. Но ведь монастырь Пантелеймонов, а Пантелеймон-то – целитель! Неужели оставит он своими молитвами травмированную паломницу из России?

Меня усаживают на переднее сиденье автобуса. Подруга держит наготове лекарства. Сижу, боясь шевельнуться. Красота за окном не радует, болит, ох, как болит голова. Сочувственные взгляды: ну как? Нормально – улыбаюсь натянуто. А сама уже сто раз пожалела: куда еду, лежала бы себе в каюте…

Пересаживаемся на паром и – в сторону Афона. Звоном колокольным встречают нас монахи Пантелеймонова монастыря. Звон веселый, солнечный рассыпался по морской глади… отделяется от монастырского причала лодка. В ней трое монахов, догоняют наш паром, пересаживаются. В руках осторожно, трепетно держат небольшой резной ковчежец. Мощи целителя Пантелеймона… Божий угодник явился сам, к нам, чьим немощам несть числа, ко мне, сидящей в тенечке под синим зонтиком, так уставшей от саднящей на лбу раны. Вот уж поистине скорая помощь! Не дерзну даже приблизить мысль, что были услышаны мои молитвы, но на корабле столько монахов, священников, глубоко верующих паломников. Многие сочувствовали мне, может, молились?

Мы по очереди подходим к ковчегу и прикладываемся к святым мощам. Мы волнуемся, мы понимаем, что в нашей жизни сейчас особая минута. Вот и моя очередь. Приложившись к мощам, мысленно прошу целителя – исцели, помоги в немощи, и совершаю дерзкий поступок: истерзанным своим лбом прикасаюсь к темнеющим в ковчеге мощам. А вечером… вечером у паломников было нечаянное развлечение: они искали на моем лбу… следы от раны. Опухоль спала, глаз открылся, рана зарубцевалась, и только тоненькая, едва заметная ниточка шрама легла на мой лоб памятью об ушедшей боли и свершившемся чуде.

Целитель Пантелеймон - Монастырь св. Пантелеимона

Монастырь св. Пантелеимона

Вот такая история. Среди моих коллег в редакции есть двое путешествовавших со мной и готовых подтвердить сказанное. А впрочем, зачем нужны подтверждения? Не было бы помощи от никомидийского святого, не шли бы к нему люди. Вспомните, к каким докторам мы ходим? К тем, кого нам порекомендуют. А рекомендуют уже после того, как кому-то помог. Молва, как добрая, так и худая, на Руси всегда проворна. И если уж идут, если уж припадают к иконе, если уж за своего, за родненького почитают, помогает Пантелеймон. Одним помогает, к другим доброй молвой доходит. Вот и идет по Руси слава угодника Божия, и перед иконой его всегда свечи.

Так уж получилось, два года подряд отмечала я праздник его памяти в Новом Афоне, в Абхазии. Новоафонский монастырь построен по образцу того, греческого, и тоже называется Пантелеймонов. Престольный праздник в первый после недавней войны год. Здесь был госпиталь. До сих пор еще торчат в оконных проемах мешки с песком. Отец Виссарион, местный священник, произносит проповедь. И вдруг простая и неожиданная мысль: госпиталь, ну, конечно, что же еще могло здесь быть во время войны? Казарма, госпиталь. Целитель собирал здесь под своим покровом раненых, облегчал их страдания, помогал им обрести силы, выжить. Верный своему врачующему ремеслу, святой соединяет небесную и земную лечебницу. Как был искусным врачом на земле, так и остался им на небе. И оттуда к нам его помощь, его молитва, его чудеса.

Целитель Пантелеймон - Новоафонский монастырь в Абхазии

Новоафонский монастырь в Абхазии

Последнее время во врачебных кабинетах нет-нет и зацепится взгляд за иконку целителя Пантелеймона. Хороший знак. Вместе-то оно всегда сподручнее. Да и фраза врачу – «Исцелися сам» – полна великого смысла. Постигший ее уже не может быть доктором-неудачником.

А дома разве можно без иконки этого небесного лекаря? Ведь в больницу-то бежим, если уж совсем невмоготу, а так, по жизни чего только не терпим, чего только не приключается? Палец обожгли раскаленной сковородкой. Поскользнулись на ровном месте, повернулись неловко, глотнули из холодильника ледяной минералки. Или впали в депрессию, или в гневе довели себя до истерического припадка… «Не возгнушайся греховных язв моих», – скажем эти слова из молитвы святому Пантелеймону Целителю и подойдем к иконе. Помолчим, сосредоточимся, помолимся. И уйдет боль, и притупится гнев, и засохнет депрессия, не успев расцвести пышным цветом.

Попробуйте. Это ведь так просто. А вдруг к общему богатейшему опыту исцелений по молитвам святого прибавится и ваш собственный. И вы расскажете о нем друзьям, знакомым: «И со мной случилось, и мне помогло». И участок, на котором подвизается великий целитель, увеличится еще на одного исцелившегося.

Только есть одно обязательное условие молитвы – смирение. А то часто заходят в храм люди, чеканным шагом, не глядя по сторонам, проходят к иконе целителя Пантелеймона, ставят свечку. Разворачиваются кругом и с гордо поднятой головой уходят. Не просят смиренно – требуют. Свеча – как чек в магазине. Оплачено. Теперь товар вынь да положь. А нет товара – жалобную книгу! Приходил, просил, свечку ставил – не помогло! И не поможет! Потому что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать».

Целитель Пантелеймон изображен на иконах с небольшим ларцом в левой руке и тоненькой лжицей (ложечкой) в правой. В ларце целебные снадобья. Он знает, которое из них – кому. Отчаявшиеся люди, измотавшиеся ходьбой по врачебным кабинетам, в которых сидят такие же отчаявшиеся врачи, идут к нему со всей Руси за исцелением. Будет вам по вере вашей – говорил Господь. И дается по вере тем, кто верит. И не дается – по неверию.

Из книги Натальи Сухининой «Не продавайте жемчужное ожерелье» издательства «Алавастр»

Молитва о здравии и исцелении святому Пантелеймону

О великий угодниче Христов, страстотерпче и врачу многомилостивый, Пантелеимоне! Умилосердися надо мною, грешным рабом, услыши стенание и вопль мой, умилостиви небеснаго, верховнаго Врача душ и телес наших, Христа Бога нашего, да дарует ми исцеление от гнетущаго мя недуга. Приими недостойное моление грешнейшаго паче всех человек, посети мя благодатным посещением, не возгнушайся греховных язв моих, помажи елеем милости твоея и исцели мя; да, здрав сый душею и телом, остаток дний моих, благодатию Божиею, возмогу провести в покаянии и угождении Богу и сподоблюся восприяти благий конец жития моего. Ей, угодниче Божий! Умоли Христа Бога, да предстательством твоим дарует ми здравие телу и спасение души моей. Аминь.

Икона целителя Пантелеймона

Икона целителя Пантелеймона

Икона целителя Пантелеимона 2